Проект псковгу
"пока мы живы, спрашивайте нас..."
Что хранит
семейный альбом
Лежит целехонько-цело
Письмо, пропахшее войною.
К нам в сорок третьем на село
Оно дошло взрывной волною.


Романенко Анна (12 лет), ученица 5 класса МОУ «Гуманитарный лицей» г. Пскова

У моей бабушки, Галины Михайловны Романенко, есть большой старый шкаф, в который я люблю заглядывать, потому что там много всего интересного. Здесь старые книги, открытки, семейные письма, вырезки из газет (даже есть газеты 1957 года) и альбомы. Мама говорит, что бабушка очень любит фотографии, а еще больше бабушка любит рассказывать. Самый большой вечер воспоминаний у нас бывает в День Победы.

Вот фотография, под которой стоит дата: 1930 год.
А вот наша семейная история…

Бабушка рассказывает… Наша семья родом из Пензенской области, из крупного села Александровка, которое расположено в 20 км от Пензы. Когда мне исполнилось полтора года, была сделана эта семейная фотография. Я в центре. Слева от меня наш папа Ризин Михаил Николаевич, а рядом с ним стоит наша мама Ризина Мария Васильевна.

Старшая сестра Лида (рядом с мамой) после окончания десяти классов в 1937 г. поехала в Ленинградский институт текстильной промышленности. Учась в школе, Лида увлекалась разными видами спорта: гимнастикой, шахматами, плавала, прыгала в воду с вышки, а также прыгала с парашютом. И в институте, кроме успешной учёбы, она занималась в гимнастической секции. Ежегодно, как одна из лучших спортсменок в институте, участвовала во Всесоюзном параде физкультурников в Москве. Парад ежегодно проводился летом 21 июня. Лида участвовала и в параде физкультурников в день нападения фашистов на нашу страну. Она со свой командой вернулась в Ленинград, оказалась в блокаде. Пережила тяжелейшее время: голод, холод, разруху. Спасло ее то, что она пошла работать в госпиталь. Зимой проложили по Ладожскому озеру трассу, которая называлась «ДОРОГА ЖИЗНИ». В феврале 1942 г. Лида была вывезена по замерзшему озеру из блокадного города. Месяц она лежала в больнице в городе Ярославле (так как была ослаблена и не могла ходить). В марте Лида приехала в Пензу. Много времени понадобилось, чтобы она приобрела нормальный вид. После выздоровления она начала работать в пензенском госпитале. Лида трудилась в госпитале с утра до вечера, была грамотной хирургической сестрой, относилась к раненым с большим вниманием и любовью. После окончания войны поступила сразу на 4-й курс Пензенского индустриального института, по окончании поступила в аспирантуру. Позднее она вышла замуж, растила сына и дочь, работала на заводе САМ (счетно-анатомических машин) старшим инженером в конструкторском бюро. Ее тяга к спорту осталась сильна: в составе сборной области по гимнастике она защищала честь области и завода. Она была и чемпионкой города по шахматам. Мы, младшие сестры, гордились ею. Для нас она была примером, опорой и авторитетом.

В 1938 г. брат Владимир (крайний слева) поступил в Саратовское танковое училище. Я помню увлечения своего брата: охота, рисование, запуск воздушного змея. Во дворе вокруг него собиралась толпа мальчишек. В 1941 г. после окончания танкового училища Володя был направлен на фронт. Последний его бой был под деревней Прохоровкой 12 июля 1943 г. Он сгорел в танке. Ему был 21 год.

Брат Женя (справа от меня) окончил школу в 1941 г. Сколько планов, мечтаний, надежд! Но все изменилось… Его отправили на завод в автоматный цех. Работали в три смены. Отдыхать было некогда. Женя прибегал с завода на 2–3 часа, чтобы перекусить и вздремнуть: «Мамочка, выспимся потом!» Женя рвался на фронт. Вскоре его направили в Вольское пехотное училище. Подготовка младшего офицерского состава была ускорена (всего 6 месяцев). Летом 1942 г. он начал сам обучать молодых ребят, прибывших в основном из южных республик. Его любили за веселый, общительный характер, уважали за требовательность и знание. А больше всего всех покоряло его умение петь и танцевать.

В конце 1942 г. Женю отправляют на 3-й Белорусский фронт.
Женя писал домой много и часто, обращаясь с трогательной любовью к маме и к нам, девчонкам. О своей службе сообщал коротко: «Жив, здоров, вышли из боя».
Он старался не расстраивать маму и нас, верил в лучшее – в победу, но писал, что, если придется ему умереть, он умрет с честью, он готов отдать свою жизнь за Родину. В июле 1944 г. наши войска изгнали фашистов с Белорусской земли, вышли в Прибалтику, двигались на Каунас. Женя за храбрость был представлен к ордену Отечественной войны I степени. 29 июля 1944 г. в бою под Каунасом Женечка был смертельно ранен. Два дня жизнь Жени боролась со смертью, литр крови сдали однополчане. Но смерть оказалась сильнее. Он умер 31 июля. Тяжела была утрата! Жене было только 19.
Сестра Таня в 1941 году окончила 7 классов. В Пензе были военные заводы, не хватало рабочих рук, потому что мужчины ушли на фронт. Вскоре Таня и ее подруги уже стояли у станка. Небольшого роста, худенькая; чтобы работать, Таня подставляла табуретку. Работали без отдыха, порой спали у станков, прямо в стальных стружках.

Она хорошо пела, как и все в нашей семье. До войны она занималась в студии по вокалу. Теперь студия выступала с концертами перед ранеными в госпиталях, которых в Пензе было много. Школа, учеба – все это осталось там, в мирной жизни. К этому Таня вернулась только после войны: вечерняя школа, технический секретарь в горкоме партии, педагогический институт. Она закончила физико-математический факультет, работала учителем физики. Для меня она была самым лучшим другом. Все мои девичьи секреты и тайны я поверяла только ей. И дальше в жизни мы, несмотря на то, что жили далеко друг от друга, были самыми верными и надежными подругами.

В 41 году мне было 13 лет. До войны в Доме пионеров я занималась танцами и пением. Теперь наши таланты пригодились для выступлений перед ранеными. Мы пели песни о Родине, о мирной жизни и войне. Солдаты были рады нам и очень благодарны: после выступления нас ожидало угощение – стакан чая, кусочек белого хлеба и кусочек пиленого сахара (лучшее лакомство). Мы продолжали учиться, но школы объединяли: три в одну. В освободившихся помещениях размещали госпитали. Школьники не только пели и танцевали. Ребята 13–14 лет, как мы, помогали запасать дрова для больниц, школ, госпиталей. По нашей Суре сплавляли бревна, а мы вытаскивали их, грузили на подводы, машины (если были). Зимой, конечно, всем было холодно. Я помню, что мы не снимали верхнюю одежду ни в школе, ни дома. Еще я вспоминаю, как мы, девочки, шили и вязали рукавицы, кисеты; собирали небольшие посылочки (табак, сухари, сахар, сушки) и отправляли на фронт.

На фронте оставался последний из мужчин нашей семьи – мой папа и твой прадедушка. Он служил при штабе К.К. Рокоссовского с ноября 1942 г., был награжден двумя орденами и тремя медалями, вернулся домой в 1946 г. Ему было горько и больно: сыновья погибли, но он и гордился своими детьми.

После войны в 1947 году я поехала в Ленинград и поступила в химико-фармацевтический институт, а в 51 году нас с твоим дедушкой отправили работать в Псковскую область. Мы попали в Порхов, где и родились твои тетя и папа. С 1961 года мы живем в Пскове.

Мы с бабушкой еще долго сидели и перелистывали семейный альбом.
И каждая фотография имеет свою маленькую или большую историю. Как хорошо, что есть бабушка, которая может все рассказать. Моей бабушке 80 лет. Я родилась, когда ее сестры еще были живы, но я их помню плохо. Каждый год кого-то забирает. Надо успеть…

Другие темы экспедиционного сбора
Проект реализуется при поддержке Министерства науки и высшего образования РФ в рамках проведения мероприятий по содействию патриотическому воспитанию граждан Российской Федерации, предусмотренных государственной программой «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2016–2020 гг.».