Проект псковгу
"пока мы живы, спрашивайте нас..."
Судьба женщины
в военные годы
Она, сбежав с детьми в дремучий лес,
Сама спаслась и деток сохранила.
Но сколь потом жила – не позабыла
Расстрельный год, и пережитый ад…



"До сих пор прецтавляю, как мама лежала вот так бросифшы на пол и ревела во фсю моч, што мяня, што мяня нету… што я у немцеф, у немцеф осталася".
45-14. И вот мама ня стала, патом заставил, да как дал в зуби, да ей шэш зубоф сразу выбил этым гаршком.

49-1. У меня в сердцах старшую дочь шестнадцати лет в Германию угнал. Осталась я с тремя малолетними, убежала с ними к отцу за озеро.

77-6. До сих пор прецтавляю, как мама лежала вот так бросифшы на пол и ревела во фсю моч, што мяня, што мяня нету… што я у немцеф, у немцеф осталася. И вот так тряхнуфшы была на землю [кладет голову на руки, сложенные крестом] и ревела, ревела на фсю моч!

91-1. Ну, а ф сорак чятьвёртам гаду нас мама аставила. Падарвáлась на мине, пряма на сваей усадьбе. Вот… И я была с ней. Нас раздялала толька траншэя. Такой страшный взрыф!
"Ну, а ф сорак чятьвёртам гаду нас мама аставила. Падарвáлась на мине, пряма на сваей усадьбе. Вот… И я была с ней".
На этой странице использованы материалы монографии учёных ПсковГУ «Великая Отечественная война в зеркале народной речи и фольклора».